интернет-магазин издательства БСГ-Пресс  
     
 
 
     
         
 

Созерцатель


Он сидел рядом с тайной и ждал – вдруг клюнет. Он обостренно воспринимал то, что происходило вокруг, и не мог ничего забыть, ему хотелось вспоминать снова и снова, поэтому ловил он совершенно все мелкие и крупные чувства, маленькие и большие страдания.

Филипович К. «День накануне»Он пытался писать о том, что так подробно прожил: и о страхах неумеющего ориентироваться детства, и о старости, которая разучается жить здесь, потому что ей нужно привыкать жить – там.

Он родился в Первую, выжил во Вторую мировую войну и на несколько лет пережил советскую власть. Он вспоминал за всю свою страну, Польшу, через которую много раз проходили чужие войска, а она была не в силах остановить их, поэтому приходилось пропускать их сквозь себя и страдать. Некоторые его рассказы – сгустки боли, а некоторые – вовсе и не печальные, а – удивительные; он любит описывать странные случаи, ему интересно, когда что-нибудь странное случается. Странное – значит живое. Ему так приятен текучий процесс жизни. Он его превращает в короткие прозрачные тексты. Он умеет несколькими штрихами описать что-то очень значимое, и сквозь недомолвки, сквозь размытое-недосказанное видно, что здесь глубоко.


Наталья Шарова, Книжное обозрение